Петров и белка

Главная страница Начальное обучение  Буддийский блок  Магический блок  Частоты магистра  Матрица мага 
Эгрегорный зороастризм Огненный цветок Блок хутта 

Как-то белка говорит Петрову:
– Что-то перестал мне нравиться шоколад «Вдохновение». Всегда так нравился… Я теперь себе покупаю с орехами.
– Так, может, тебе – спрашивает Петров, – орехов купить?

– Нет. Орехов я не хочу.
– А-а-а… – так тебе нравятся орехи с шоколадом?
– Нет. Мне нравится процесс их добычи!

* * *
– Да, – говорит Петров как-то белке, – вижу, палец тебе в рот не клади…
– Я уже прошла ту стадию, когда палец в рот кладут, – серьезно отвечает Петрову белка, – мигом откусываю по локоть. Я его выплевываю сразу даже.
* * *
Как-то белка подкралась к Петрову, мысли прочитала и откралась.
* * *
Белка рассказывала Петрову: Мы жили-жили. Потом нам сказали: «Последний час проживите еще раз!» И мы перешли на зимнее время.
* * *
– Когда на тебя падает пианино с шестого этажа, – объяснял Петров белке, – то на тебя падает некоторое количество атомов…
– А почему так больно? Они же такие маленькие и невидимые? – удивлялась белка.
* * *
– Вчера, – говорит Петров белке, – мы с тобой читали «Сказку о рыбаке и рыбке», а сегодня будем читать «Сказку о царе Салтане».
– Да знаю я, – говорит белка. – Там этот гад тоже к морю приходит… Только уже лебедя третирует.
* * *
Как-то белка пожаловалась Петрову:
– Последний орех червивым оказался.
– А так всегда бывает. Поэтому нельзя есть последний орех, – научил ее Петров принимать правильные решения.
* * *
Как-то Петров пожаловался белке:
– Что-то муха ползет по пятке, а я не чувствую ничего…
– Муха, пораженная твоей черствостью, улетела. Теперь всем рассказывает: «Клиент попался – ни к черту!…» – белка подумала и, приняв правильное решение, показала Петрову язык.
* * *
– А я не спал всю ночь. Кашлял… – пожаловался как-то Петров белке.
– Надо было спать, а ты кашлял. Вот тебе, пожалуйста, пример неправильного решения! – не растерялась белка.
* * *
– Вот мухи думали, что мы умеем охотиться только на слонов… – сказал как-то Петров с удовлетворением.
– Да-да, пример о-о-очень неправильного решения с их стороны… – засмеялась белка.
* * *
Белка подошла к Петрову, посмотрела на него и сказала:
– Все. Я приняла решение. Мы теперь с тобой будем не как Отелло с Дездемоном, а как Годзилла с Покемоном!
* * *
– Что будет, – посмотрела Белка хитрым глазом на Петрова, – если пельмень очистить от теста?
– Не знаю, – честно подумав, ответил Петров.
– Обестестщенный пельмень!… – весело заорала белка.
* * *
– Вот смотри, – дернула Петрова за штанину белка. – Вот смотри: если белок, то – белка. А если желток?…
– Не знаю, – подумав, ответил Петров.
– Если желток, то… гжелка!!! – захохотала белка, подпрыгивая.
* * *
– Петров, – позвала белка, стоя у плиты и глядя в кастрюльку. – Обрати внимание. Если варить недолго, то яйца будут всмятку. Если чуть дольше – в мешочек. Еще немного дольше – вкрутую… А что будет, если их варить 40 минут?
– Не знаю, – почесав в затылке, честно ответил Петров.
– Яйца НЕОБЫЧАЙНОЙ крутизны! – упала белка на пол и стала хохотать, дрыгая ногами.
* * *
– Петров, а Петров? Чем отличается мечта от желания? – спросила белка, прыгая от нетерпения на одной лапе.
– Ну… – ответил Петров.
– Это, наверно, как с грибами. Хотеть, чтобы грибов в лесу было много – это мечта. А хотеть собирать их – это желание.
– Наверно… – отвечал Петров, поглощенный дешифровкой записей.
– Петров, а Петров? – лезла под руку белка. – А вот еще цель есть. Она чем отличается от желания и мечты?
– Ну, как тебе сказать… – отвечал Петров, верстая страницу. – Это, наверно, когда из грибов решишь сварить суп.
– Все! Пошла мечтать себе грибной лес! Намечтаю, соберу и сварю себе, Петров, грибной суп! Привет, Петров! – сказала белка и ускакала.
* * *
– Ты знаешь, что такое любовь, Петров? – спросила Белка.
– Я старый солдат… – начал Петров.
– Нет! Просто скажи мне – что такое любовь?
– Ну… – задумался Петров.
– Любовь, Петров, – авторитетно сказала Белка, – это когда гладятся, целуются, обнимаются и прочее.
– Да? – удивился Петров.
– Да! А когда этого нет, это называется – «неразделенная любовь»!
* * *
Белка подходит к Петрову, принюхивается ревниво:
– От тебя духами пахнет!
– Какой я молодец! – не растерялся Петров.
– Мужскими.
– Вдвойне молодец! – не растерялся Петров.
* * *
– Весна, – сказала Белка, прогуливаясь по весеннему лесу, – как человек в бане – голо, неприкрыто, и все видно… Смотри, Петров, чайка!
– Чайка, – сказал Петров, – как муха на человеке в бане – голо, неприкрыто, все видно и пытается взлететь.
* * *
Выйдя на опушку леса, Белка застыла, как вкопанная, перед кустом китайской бузины.
– Ты… чего? – подошел к ней Петров.
– Это дерево-урод, но до чего ж красиво! – восхищенно выдохнула Белка.
* * *
– Чтобы идти как кошка, – Белка многозначительно посмотрела на Петрова, стоявшего на мокрой весенней тропинке, – нужно ноги поднимать как журавль!
* * *
Доедая очередную порцию мороженого с орехами, Белка сказала:
– Петров, дай мне мороженого еще!
– А почему ты думаешь, что у меня есть мороженое? – спросил Петров.
– Потому что я верю в чудеса!
– Да, у меня есть мороженое. Но я тебе не дам, – сказал Петров.
– Почему?
– Потому что лишку будет.
– Я тебе верю, Петров! – согласилась Белка. А потом добавила задушевно:
– Видишь, Петров, я не только в чудеса верю, но и тебе!
* * *
– Белка, ты что – грейпфрут ела? – со значением спросил Петров, осматривая остатки кожуры экзотического фрукта.
– Да, но он оказался не очень – течет все. Я подумала, что тебе его есть будет не очень интересно, – улыбнулась Белка.
* * *
– Петров, ты слышал рекламу «Теперь у нас есть ПИТЬЕВОЙ «Даниссимо»? А какой был раньше, знаешь?
– Какой? – не тупо спросил Петров, – жевательный?
– КОРМОВОЙ! – захохотала Белка.
* * *
– Вчера напрягла весь свой интеллект!… – сказала Белка.
– А как напрягла – быстро или медленно? – поинтересовался Петров.
– ??? – непонимающе уставилась на него Белка.
– Понимаешь, тут такая штука… – задумчиво произнес Петров. – Интеллект если быстро напрягаешь, значит, он у тебя маленький, значит, ты дура. А если медленно, значит, ты не умеешь напрягать свой интеллект, поэтому ты дура.
* * *
Жить – это излучать поток. В излучение входят: слова, мысли, действия, энергия, магия – все, что идет от тебя в этот мир. Излучение должно быть максимально стимулирующим к хорошему. «Улучшать» излучение путем его «подрезания», «имитацией правильности» – бессмысленно. Точнее, – годится только как упражнение на ранних стадиях продвижения. Улучшать нужно «излучатель», светильник (см. Сутру Шестого Патриарха). Переводить его от стадии «спички» к стадии «фонарика», потом к стадии «фары», потом «прожектора», а потом, желательно, «солнца». Ясно, что этот переход связан с подкручиванием гаек внутри светильника – ну, понятно, не без магии! – а не с плясками вокруг «подрезания» света спички. Это то, что открыл Чань и то, что является Путем Чань, Путем Бодхисаттвы. Что, Белка? В зобу дыханье сперло?
– Да. – восхищенно сказала Белка. – У меня дыханье сперло… сознание.
* * *
– Чего ты, Белка, улыбаешься? – спросил Петров стоящую в вишневом саду Белку.
– Рассказ смешной сочиняю, – ответила Белка, улыбаясь еще шире.
– И что за рассказ? – заинтересовался Петров.
– Тема, – сказала Белка, – еще не определилась, ни одного слова еще не знаю… – но уже смешно, Петров!
* * *
– Спать без тебя не могу, есть без тебя не могу… – сказала, вернувшись с прогулки по вишневому саду, Белка.
– И?… – удивленно изогнул бровь Петров.
– Поэтому пришла к тебе поспать и поесть… – вздохнула Белка.
* * *
– Белка! Я тебя покидаю, – сказал Петров, собираясь на прогулку.
– Да! Покидай! Сверху вниз, а потом справа налево! – закричала воодушевленная предложением Белка.
* * *
Слушая, как Петров читает вслух «Историю Древнего Рима», Белка машинально протянула руку, взяла чашку и допила кофе Петрова.
– Ой, что я сделала? – спохватилась Белка. – Допила весь твой кофе!…
– Вот видишь, – сказал Петров, оторвавшись от книги, – а меня за это ругаешь…
– Я тебя ругаю? – удивилась Белка, – Я тебя ругаю, когда ты МОЙ кофе выпиваешь!
* * *
– Петров, я выучила! – подбежала к Петрову Белка, весело замахиваясь на него томом «Истории Древнего Шумера», – Худоносорог!…
– Не Худоносорог, а Навуходоносор! – поправил Петров. – Древний шумерский царь. А еще были Асурбанипал, Сарданапал…
– Да, знаю, – запрыгала Белка, – Упалдаприлип, Селданасрал…
* * *
Прочитав вслух главу из «Истории Древней Греции» про суровый спартанский образ жизни, Петров со значением посмотрел на Белку, разлегшуюся на тахте.
– Когда я буду главной, – потянулась Белка, невозмутимо выдерживая взгляд Петрова, – каждый будет питаться очень хорошо-о-о… И у всех отложится… – самое лучшее впечатление о моем руководстве.
* * *
– Мне стыдно, Петров!… – Белка, опустив голову, остановилась у ноги Петрова.
– Что случилось? – сочувственно заинтересовался Петров.
– Ты мне столько даешь, – вздохнула Белка, – а я ничего не даю взамен… человечеству.
* * *
– У-у-у-у!!! – выскочила Белка из-за угла прямо на Петрова. – Ха-ха-ха! Боишься – значит, любишь!
– Нет, «бьет – значит, любит» есть такая пословица! – бесстрашно возразил Петров.
– Я не хочу тебя бить – я ведь тебя люблю? – удивилась Белка.
– Нет, я тебя «бить – значит, любит», – пояснил Петров.
– Ты меня «бить»? – еще больше удивилась Белка. – Нет, пусть лучше ты меня боишься. Ты же меня, все равно, любишь? Так пусть лучше ты меня боишься, чем ты меня «бить». Если тебе все равно, «меня любишь». А мне так, естественно, приятнее… У-у-у-у!!!
* * *
– Знаешь, Петров, несмотря ни на что, тебе со мной – весело…
* * *
– Петров, вот я общаюсь с тобой… – и стала чаще есть и больше спать! Мне начинают твои качества передаваться!… – притворно возмущенным голосом сказала Белка.
– Это ж разве качества? Это брак! – невозмутимо отвечал Петров.
* * *
– Петров, ты вчера такие вкусные горячие бутерброды приготовил! – мечтательно сказала Белка. – Даваем продублируем!
– Ты хотела сказать «давай продублируй»? – поправил Петров.
– Нет, продублируем! Ты приготовишь, а я – съем! – радостно возразила Белка.
* * *
– Смотри, Петров, магазин «Антилопа». Интересно, что там продают?
– Продукты, наверно, – рассеянно предположил Петров.
– Что ты, какие продукты! Это же Анти-лопа! – захохотала Белка.
* * *
– Плохой из меня менеджер, Петров, – грустно заметила Белка.
– Это почему же? – удивленно поднял брови Петров.
– А я, когда ничего не делаю, у меня так все хорошо получается!
* * *
– Как мне иногда хочется побыть в одиночестве! – мечтательно сказала Белка. – Пойдем, Петров, со мной в лес!
– Какое же со мной одиночество? – удивился Петров.
– Ну, так ты меня проводишь до леса, я там побуду в одиночестве, потом позвоню тебе, ты меня встретишь, и пойдем вместе домой! – пояснила Белка.
* * *
– Петров, ты же знал, что не сможешь ко мне придти, зачем же ты пообещал, что придешь? – возмущенно набросилась на Петрова Белка.
– Ну, – не смутился Петров, – это я для очистки совести сказал…
– Ну, ты даешь, Петров!!! – захохотала Белка. – Куда же ты будешь девать столько очистков!!!
* * *
– Белка, убери с прохода свой туфель и кроссовок! – вскричал Петров, в сотый раз натыкаясь на белкину обувь посередине комнаты.
– Не «кроссовок», а «кроссовку» и не «туфель», а «туфлю». Это слова женского рода, Петров! – съехидничала белка.
– Ну, белка… Феминистка ты, белка!
* * *
– Петров! – воскликнула белка. – Ну как ты мог! Как ты мог!
– Мок? Сильно. Под дождем. Как же еще?
* * *
Однажды Петров отправился вместе с Белкой на деловые переговоры:
– Я прилично выгляжу? Мне надо причесаться? – спросил он, остановившись перед офисом.
– Нет, не надо – сказала Белка. – Тебе это не поможет… – добавила она глухо.
* * *
Возвращаясь с не очень удачных деловых переговоров, куда он ходил вместе с Белкой, Петров сказал:
– Я тебе верю.
– И что? – спросила Белка.
– Поэтому лажаюсь вместе с тобой! – ответил Петров, сверкнув глазами и подразумевая, что он передоверился Белке, но теперь это было в последний раз.
– А я тоже – сказала Белка.
– Что? – спросил Петров.
– Тебе верю.
– И что? – переспросил Петров.
– Ну, а там как получится… – сказала Белка.
* * *
Возвращаясь с успешных деловых переговоров, Петров сказал Белке:
– Видишь, какие мы молодцы!
– Это ты молодец. А я так… Группа поддержки молодцов. – скромно отозвалась Белка.
* * *
– Алло! – позвонила Белка Петрову по мобильному. – Можешь сейчас говорить?
– Да, могу.
– Тогда слушай…
И так постоянно.

Назад