Космоэнергетика Петрова - Сталкерские игры

Сталкерские игры

Дон Федор Афанасьевич задумчиво изучал рельеф чайной гущи. И попутно ворчал в густую бороду, получая от этого невесть какое успокоение:

– Ну, головами мужики поударялись! Ей-ей. И бабы вместе с ними…

– Да чего уж там! Пускай народ хоть чему порадуется. Небось, не так уж и много забав у народонаселения осталось в жизни, – смягчил углы Кузька, Кузьма Егорыч.

Он хотел было еще что-то добавить, но встретил неодобрительный взгляд наставника и счел за благо промолчать. Перечить наставнику – дурной тон, в этом он был уверен. А вот промолчать в случае несогласия – это благодетель, причем не из последних.

– Пускай порадуется… – перекривлял дон Федор благодушно поглощающего клубничное варенье ученика.

– Полно Вам, чемпионат мира как ни как. Случается раз в четыре года и длится месяц.

– Неужто цельный месяц! – всплеснул руками гуру и схватился за грустно повисшие щеки. – И это они цельный месяц будут смотреть, как две дюжины здоровых телом и скудных умом мужиков будут мяч гонять взад-вперед?!

– Выходит, что так, – согласился Кузьма.

– Мрак, – подытожил Федор Афанасьевич и плеснул в чашку кипятку. – Я еще понимаю, взять мяч и пойти по траве погонять – и нервы успокоятся, и побегать от души – тоже дело не последнее. А это… Тьфу!…

Кузька подвинул корзинку с печеньем поближе к учителю: сытый гуру – добрый гуру. Благородный дон из небольшого русского селения четырежды продел нехитрый пасс: с видимым удовольствием погружал руку в корзинку и отправлял в рот очередную порцию сладкого печенья. После такой серии было выполнено финальное действие, несущее гармонию в каждый уголок тела: громко прихлебнуть из пышущей жаром чашки и довольно крякнуть в знак одобрения – мол, хорошо есть, и хорошо весьма! Тут и вовсе запутаешься: наставник это родимый или Тваштар-Творец развлекается новой ипостасью – русского народного бенефактора.

Кузька спохватился: ну и занесло же! Надо бы о чем-нибудь помирнее. И он нашел:

– Значит, Федор Афанасьевич, футбол тебе не по душе, – и сразу без паузы, дабы не дать наставнику возможность вернуться на покинутую ноту. – А что ж тогда ты приемлешь? Ты ж сталкер, может, у тебя есть что-нибудь из арсенала?

– А то ж, – гордо натопорщил бороду мастер, – имеется, ясен хрен! И, сказать, – немалый.

Кузьма подпер голову рукой – предстояло содержательное повествование. Учитель же откинулся на спинку стула, обнял горячую чашку левой рукой и, жестикулируя по мере рассказа, затянул:

– Всякое сталкеры придумывали, всякое и творили. Да вот только все с толком. Без толку нечего и время попусту тратить – лучше дрова колоть. Вот учитель мой страсть как любил в микроскоп с нами играться. Соберет нас, бывало, и раз на месяц, на два давай расспрашивать: чего ты, сердешный, наилучшего за месячишко сделал? Скажешь, руки я нашел! Во сне! А он в ответ: чего ж ты их там терял? И так долго подкалывать мог. Как только гордиться перестанешь, сразу же дальше спрашивает: а как нашел? Сидишь, глазами лупаешь: и чего говорить, нашел себе и все тут. Попрактиковал на сон грядущий и нашел. А он не унимается: попрактиковал, говоришь? А может еще что? Начнешь вспоминать, что да как, и пока все не вспомнишь – хрен с редькой он тебе отдышаться даст.

А еще он нас в кукол играться заставлял. Да ты глазки не таращь – у сталкеров еще и не такое бывает. Иногда и с трусами на палке как с боевым знаменем по улице идти приходится. Да еще и в трубу гудеть. Как не поделят ученики чего, так он им кукол в руки вручал: ну-ка, живенько, показывайте как дело было. Давай, Маняша, не стесняйся! А то, как сновидеть – так первая, а как в куколки поиграться, так вся прыть через седьмую чакру выветривается. И начинает народ себя играть. Пупсиками. И так пока от смеху по полу кататься больно не станет.

Но любимая моя игрушечка – подставляшки. Играй – не наиграешься, любуйся – не налюбуешься! Стоишь ты, с девицей общаешься. Весело так, задорно. И вроде все так красиво, благополучно и пристойно. А потом берешь и картинку подменяешь: вместо девицы этой мужика вырисовываешь. Оп-па-ньки!

М-да… Это тебе не мяч гонять – тут тебе и красота чувств, и разнообразие сюжетов, и польза недюжинная. Слушай, Кузька, я вот тут подумал: может нам это, чемпионат по сталкингу образовать?…