Космоэнергетика Петрова - Социальная эволюция 4

Социальная эволюция 4

"ТАНЕЦ ШИВЫ или КОСМИЧЕСКИЙ БЕСПРЕДЕЛ."

 Том 1.  СТР  12345, 6

 Принятие христианства в том виде, в котором оно проповедовалось государствам Европы, было не возможно. Ведь при этом дальнейший энергетический прогресс попросту бы остановился. Для социума было характерно не принятие учения, а согласие с ним, подстраивание его под собственную социальную структуру. Так происходила социализация христианского учения. В дальнейшем, бурно развивающиеся государства Европы используют веру как объединяющий фактор, идею для экспансии на Восток, хотя истинная цель крестовых походов была, конечно, в необходимости наращивать энергопотенциал европейских государств и поддерживать их дальнейшее развитие.

          Успешным залогом экономического развития Европы стали прогрессивные производственные отношения. Феодальные отношения, а в дальнейшем и наемный труд, отказ Европы от рабовладения - все это признаки безусловного экономического прогресса по отношению к отсталому мусульманскому миру, где рабовладение имело место. Как мы помним, рабовладение сильно сдерживает развитие системы, поскольку значительная часть ее ресурсов тратится на поддержание целостности системы, а экономический эффект использования рабского труда минимален.

          Но и при прогрессивных феодальных отношениях социальный разрыв остается огромным. Не смотря на принятие христианства, провозглашение равенства всех перед Богом, социальный разрыв остается - это внутрисистемный фактор развития. Если в древних культах социальный разрыв был способом отделения и сохранения знания от искажения массами, то в средневековой Европе ситуация полностью поменялась. Здесь социальный разрыв организовывал систему и теперь уже информационное антиполе в виде верхушки власти усиливало социальные противоречия для подчинения масс. Как для жрецов древних культов знания были высшей ценностью и причиной отделения от остальной части социума, так и для верхушки средневековых государств деньги и власть стали самоцелью.  Но и при прогрессивных феодальных отношениях социальный разрыв остается огромным. Не смотря на принятие христианства, провозглашение равенства всех перед Богом, социальный разрыв остается - это внутрисистемный фактор развития. Если в древних культах социальный разрыв был способом отделения и сохранения знания от искажения массами, то в средневековой Европе ситуация полностью поменялась. Здесь социальный разрыв организовывал систему и теперь уже информационное антиполе в виде верхушки власти усиливало социальные противоречия для подчинения масс. Как для жрецов древних культов знания были высшей ценностью и причиной отделения от остальной части социума, так и для верхушки средневековых государств деньги и власть стали самоцелью.

          Социальная иерархия не имеет ровно никакого смысла, но для находящихся внизу ступенька выше всегда кажется привлекательной. Внедрение этой ложной системы ценностей - простой способ отвлечь людей от поисков других путей, внешних информационных контактов. В то время, как вершина общества формируется из тех, кто шел по этим ступенькам, и они оказываются не дееспособным к внешним контактам и могут только выполнять задачи развития антиполя.

          Социальная иерархия изначально обуславливалась только энергетическими факторами, грубо говоря, кто был сильнее, удачливее, тот начинал владеть ценностями и продвигался вверх по социальной лестнице. Так формировалась система, но потом энергетический фактор все меньше обуславливал социальное положение, иначе система никогда не приходила бы в равновесие, проходили бы постоянные бунты и дележи имущества. На смену энергетическому приходит информационный фактор антиполя. Высшее сословие вводит образование, этикет, геральдику, энергетические выплески низших сословий либо жестоко подавляются, либо направляются в военное русло. Таким образом, социальная иерархия определяет и энергетический уровень, и степень влияния информационного антиполя.

          Другим важнейшим информационным фактором интеграции социума становится искаженная эгрегорная информация, а также внедрение объединяющих идей. Действительно, с точки зрения энергозатрат выгоднее объявить короля наместником Бога на земле и заставить всех ему подчиняться.

          Однако такая система может существовать только в условиях постоянного накопления энергии социальным сообществом или войны. Тогда высшее сословие - феодалы и их вассалы в ходе войн не теряют свой энергопотенциал и могут сдерживать систему в равновесии. В противном случае высшее сословие теряет энергопотенциал и социальная иерархия рушится. Впрочем, так и происходит в Европе в период буржуазных революций.

          Буржуазные революции сокращают социальный разрыв, происходит передел собственности, общество переходит к новому типу производственных отношений. Использование наемного труда, развитие мануфактур рано началось в Европе и в дальнейшем это направление сильно сдерживалось господствующей феодальной верхушкой. Но преимущества нового типа производственных отношений на лицо, и дело не только в экономическом эффекте наемного труда. Капитализм позволяет мобилизовать всю энергетику общества, выстроить и постоянно поддерживать социальную лестницу, соответствующую энергопотенциалу членов общества. Общество получает постоянный критерий энергопотенциала своих членов - деньги. 

          Деньги - социальный клей, крепко связывающий членов общества друг с другом, развитие социальных связей прогрессирует, социум становится еще мощнее. Собственно говоря, деньги появились давно, еще в древнем мире, но ценность их часто была условной, а вот при развитии капитализма ценность денег стала неоспоримой. Деньги - своего рода материализация энергии социальных связей, необходимое условие для развития антиполя. Зависимость человека от денег подчеркивает его подключение к антиполю и развитие этой тенденции в обществе является показателем развития информационного антиполя. 

          Первоначальная причина образования городов - защитная отходила на второй план, появились крупные города, скопления людей в одном месте для получения денег и существования благодаря ним. Не смотря на сдерживающие внешние факторы - эпидемии, города продолжают существовать.

          Именно теперь поднимает голову наука и технологический прогресс, до этого времени сдерживаемый инквизицией. Старое феодальное общество защищалось от всех новаторских идей довольно жестким способом, смысл этого в стабилизации, сохранении социального порядка. Особенно большую опасность правящее сословие видело в науке, образовании и всеобщем распространении информации, а именно это является необходимым условием для развития информационного антиполя. Правящая верхушка пыталась всеми силами остановить прогресс, бурное энергетическое развитие низших сословий, особенно купцов, ремесленников, наемных работников. Долгое время им это удавалось за счет переключения энергетических процессов развития на внешние объекты, т.е. войны, но при этом высшее сословие уже мало контролировало ситуацию в обществе, в ход вступали экономические или энергетические факторы развития. В конце концов, обессиленная верхушка власти феодальных государств была свергнута в результате кровопролитных революций. В ряде случаев монархия осталась, но без сохранения управляющих функций. 

          В новом обществе социальные барьеры для развития информационного антиполя были сняты, и его прогресс не заставил себя ждать. Бурное развитие производственных технологий, научные открытия и новые изобретения, географические экспедиции и развитие мореплавания, рост городов и интенсификация сельского хозяйства - все эти процессы бурно идут в средневековой Европе. В искусстве начинается эпоха Возрождения, Европа во всем задает тон мировому развитию.

          Теперь развитие информационного антиполя сдерживается только энергетическими факторами, и пока технологии добычи энергии отстают, развивающиеся государства нуждаются в постоянном внешнем притоке энергии. Поэтому начинаются колонизации и колониальные войны.

          В колониях прогрессивные государства Европы не гнушаются отсталыми методами хозяйствования - рабовладением. Особенности Европейской колонизации - насаждение своих культурных ценностей и религии. Они выводят дикие народы из гомеостаза и насильно социализируют, т.о., пытаясь расширить свое присутствие в колониях, сделать их частью своего государства в полном масштабе. Но подобные колонизации требуют огромных энергозатрат, так как натыкаются на очень мощное противодействие. Да и разность энергопотенциалов социумов колонизатора и колонии огромна. Именно попытки заставить функционировать колонию на высоком энергетическом уровне требуют энергозатрат.

          Поэтому державы-колонизаторы довольно быстро теряют свой потенциал, передавая первенство в колониальной политике. Так Испания, ведущая европейская держава в этой области, проигрывает эту позицию Великобритании. Англичане, предоставив испанцам использовать свои колонии, свой потенциал направили на развитие флота и поддержание пиратства. В результате они сделали колониальную политику Испании бессмысленной. Вообще, соперничество европейских держав в колониях - свидетельство недостатка энергоресурсов, и даже колонии уже не могли его восполнить. Причина этого - не способность цивилизованных держав найти общий язык с другими народами, нетерпимость европейцев к другому образу жизни, другим верованиям. Не пытаясь найти общий язык с другими народами и вести совместное хозяйствование на их землях, европейцы свели колониальную политику к грабительским войнам или содержанию рабовладельческих плантаций. Подобные действия встретили мощный отпор и в результате колониальные войны практически не прекращались, постепенно перерастая в войны за независимость колоний. В результате Европа не только потеряла свои колонии, но и получила ряд серьезных конкурентов на мировой арене, которых прежде у нее не было.

          Развивающиеся капиталистические государства нуждались в ресурсах все больше и больше, их противостояние стало причиной мировых войн, в которые были втянуты государства, не имеющие такой необходимости. Инициаторами этих войн стали динамично развивающиеся государства, остро ощущавшие недостаток ресурсов, чей резерв внутреннего развития был полностью исчерпан. В первую очередь, это была опоздавшая к разделу колоний Германия.

          Другой проблемой этого периода становится экономическая депрессия, кризис перепроизводства. Экономически развитые страны обгоняли собственные потребности, лозунг «деньги делают деньги» заложенный в капиталистическое производство не всегда себя оправдывает. Перепроизводство вывело экономическую систему из равновесия. Вообще, экономические депрессии указывают на сколько низкий уровень контроля социума за процессами в нем происходящими, насколько далеко экономическое развитие может отойти от реальности: фермеры закапывают скот в землю, рыбаки выбрасывают рыбу в море в то время как в городах был голод.

          Население городов стало заложником экономического роста. Еще недавно снятые с земли крестьяне, оказываются рабочими на городских предприятиях, где условия работы становятся все хуже, в случае кризиса они оказываются на улице и теряют любые средства к существованию. Такое положение не может не будоражить наемных рабочих. Зарождается социализм, связующая идея рабочих забастовок.

          Но социализм - это утопия, не имеющая под собой никакого экономического механизма существования. Социалистическая идея оказывается весьма привлекательной не только для эксплуатируемых классов, но и для интеллигенции, мечтающей создать социальное равноправие. Социализм рождается с целью уравновесить общество, остановить безудержное накопление капитала и зарождение олигархии. Ведь демократический социум - это направление развития человеческого сообщества, именно здесь социальная интеграция максимальна и такая структура наиболее устойчива и жизнеспособна.

          Прогрессивные европейские государства всегда обгоняли другие более отсталые народы именно благодаря сокращению социального разрыва и стремлению к демократии. Поэтому нарастающий раскол общества при кризисе капиталистической экономики наиболее прогрессивные государства успешно решили, выполняя требования профсоюзов, и проводя социальную политику. Результатом этой политики стало создание среднего класса в обществе. Стабилизация европейских государств в таком состоянии стала возможной благодаря тому, что ресурс их развития был полностью исчерпан.

          Другой проблемой периода «дикого капитализма» является неравновесное состояние системы, что выливается в нерациональном использовании природных ресурсов, а точнее варварском их истреблении. Экономические, рыночные законы, по которым развивается социум, противоречат принципу природного равновесия, когда нужно не только брать, но и отдавать. Например, использование естественно восполнимого природного ресурса. По рыночным законам выгодно максимальное использование ресурса, получение максимальной прибыли и вложение полученного капитала в новое дело. При этом восполнимый ресурс оказывается навсегда утраченным. Куда более разумным оказывается ограниченное использование ресурса или квотирование. Но до сих пор человечество не настолько организованно, чтобы выполнять простые условия равновесного существования с окружающей средой. 

          Социалистическая угроза обошла Европу стороной. Европейские государства в результате социальной политики смогли сформировать крепкое ядро общества - средний класс. Другая крайность - государственное регулирование экономического роста, вылилась в фашизм. Подобная форма социальных отношений в Европе не прижилась, а освобожденные от фашизма государства, явили миру экономическое чудо. 

          Итак, подводя итог, можно сказать, что Европа всегда задавала тон мировому развитию. Здесь раньше всех отрабатывались прогрессивные производственные отношения и сглаживались социальные различия. Развивающаяся система, поиски энергетических ресурсов существования проходят длинный цикл от равенства членов племени до современной демократии. Все остальные формы взаимоотношений внутри социума переходные и не устойчивые. Наиболее эффективны те социальные структуры, чьи внутренние энергозатраты на поддержание системы минимальны, и это возможно только при усилении социальных связей. Только такая система может прийти в равновесие, подобно гомеостазу социума охотников. Подобный уровень говорит о завершении социального витка развития антропосферы, переходе на новый уровень развития, надсоциальный. Именно на этом уровне система может без риска существовать в положении энергетического максимума и постоянного технологического развития. Но самый важный аспект существования новой надсоциальной антропосферы - информационный. В таком состоянии система может воспринимать внешнюю информацию глобального масштаба и адекватно реагировать. Ведь именно межэтнические и внутрисоциальные противоречия в свое время воспрепятствовали принятию эгрегорной информации. 

          С другой стороны, обратите внимание, каким удивительным образом совпали процессы объединения Европы и прорыв католической церкви, ее мировые инициативы. Это говорит о том, что вместе с объединением государств, с концом социального развития и переходом антропосферы на новый уровень, надсоциальный, происходит переход и к другому уровню информационных отношений с внешней средой.

          Цикл развития антропосферы завершен и подходит новый, начинающийся с объединения и глобализации. Эти процессы мы можем наблюдать сейчас в современной Европе. Слияние государств, глобализация - процесс, безусловно, прогрессивный для всей антропосферы в целом, ведь, сколько ее энергии тратится на поддержание территориальных границ, противостояние и культурно-этническую разобщенность. Тем более, когда энергетический смысл территориальной идентификации социума уже потерян. В системе, где уровень энергии стремится к бесконечности, любое разделение и противостояние чревато тяжелыми последствиями. Поэтому антропосфера стремится к созданию одной расы, одного народа, нивелированию национальных особенностей и социальных различий. 

          Европа, всегда обгонявшая в развитии весь мир, уже вплотную подошла к созданию общества будущего. Большинство государств мира еще имеют огромный резерв развития как внутреннего, так и внешнего, поэтому процесс, начавшийся в Европе, еще не скоро захватит другие страны. Тон мировому развитию сейчас задает США, молодое государство, находящееся в акматической фазе, что является причиной активной внешней политики. В противовес этой политике развиваются страны мусульманского мира, и предугадать исход этого противостояния не просто. 

          Страны Дальнего Востока также динамично развиваются и в скором времени могут достигнуть пика своего внутреннего развития, после чего, возможно, их объединение. Вообще, для прогрессивных государств Дальнего Востока, в первую очередь Китая и Японии во все времена была характерна изоляция и внутрисистемное развитие. Колониальная политика этих государств всегда была для них очень трудной, а вот внутрисистемное развитие было успешным, хотя и сопровождалось кровопролитными гражданскими войнами и переворотами. Удивительна жестокость, с которой проходили эти процессы в Древнем Китае, когда враждующие соплеменники не брали пленных, а убивали их изощренными жестокими методами. Подобная жестокость в междоусобицах имела смысл, необходимо было создать резерв для нового развития. Энергетика процессов развития этих народов обращена внутрь, поэтому внешние выплески этих мощных государств всегда были малоэффективны. Удивительно, но кочевники Монголии, численность которых в лучшие годы достигала полумиллиона, успешно сдерживали в своих границах огромный Китай с населением не меньше 50 миллионов человек. Внешняя агрессия этих государств отчасти проявилась только в 20 веке, но и эти попытки были провальными. С другой стороны, их внутреннее развитие всегда было очень динамичным и самобытным. Информационное антиполе и технический прогресс удивительным образом вплетаются в культуру и верования этих народов. Современные социумы Дальнего Востока интегрированы очень сильно, и идейная интеграция здесь оказывается более сильной, чем экономическая. 

          Интересна роль России в паттерне мирового развития. Развитие Европы могло быть приостановлено, когда войско Батыя вплотную подошло к австрийским границам и вышло к Средиземному морю. Для монгольского войска завоевание разобщенных и раздробленных европейских государств было делом нескольких месяцев. Но Батый побоялся оставить не покоренную Русь у себя в тылу, и ему пришлось вернуться. В дальнейшем Россия надежно закрывала восточные границы европейских государств и гасила все их попытки воспользоваться своими ресурсами. Это приводило к активации внутренних ресурсов этих государств, техническому росту и колонизации. В ходе колонизации, европейская нетерпимость к другим народам, грабительское отношение и колониальные войны дали толчок бурному развитию колоний и их отделению. 

          Россия - огромное государство с неограниченным ресурсом внутреннего развития. Внешняя агрессия в сторону Европы всегда была выражена очень слабо, в основном Россия развивалась на восток. Создание гигантского геополитического пространства и поддержание его в этих пределах всегда было выгодно и европейскому и общемировому развитию. Россия удерживала огромные ресурсы, создавая резерв для общемирового развития. Сама же гигантская империя к развитию была не способна, слишком велики всегда были внутренние противоречия и социальный разрыв. Как и многие восточные страны, Россия - государство с идейной интеграцией, экономическая подоплека процессов развития всегда была очень слаба. Экономический рост в таких государствах также мотивируется интегрирующей идеей, поэтому эти идеи так важны для их существования и развития. Россия всегда была полем для глобальных экспериментов, отработки перспективных вариантов существования.

          Актуальность монархической интеграции была утрачена еще в начале 20 века. Социалистическая идея, которая смогла объединить Россию, тем не менее, совершенно для нее не актуальна, ведь в России никогда не было сильного развития производственных отношений и уж тем более экономических депрессий, связанных с перепроизводством. Но именно поэтому утопическая идея, не имеющая реальных экономических механизмов существования приживается в России. Уровень развития антиполя здесь настолько низок, что не срабатывают механизмы его стабилизации и сохранения. Поэтому естественная для России олигархия сменяется диктатурой и тотальным противостоянием всему миру. Подобное противостояние оказывается необходимым для стабилизации общемирового развития, происходит столкновение с другой радикальной идеей развития - фашизмом.

          Послевоенное существование Советского Союза определяется глобальным противостоянием западному миру, а также активным освоением естественных энергетических ресурсов. Но это противостояние является крайне неустойчивым для антропосферы, и в скором времени необходимость существования геополитического пространства России для общемирового развития оказывается исчерпанным. Россия на протяжении долгого времени, сдерживающая освоение собственных ресурсов, теперь оказалась бессильна перед мировыми державами, использующими ее ресурсы в своих интересах. Привычная для России олигархия действует против ее экономических интересов, современная государственная система вновь тормозит развитие производственных отношений, пытаясь найти очередную интегрирующую идею для стабилизации существующего положения. Наше общество мечется в поиске между недавним коммунизмом, архаичным православием и западным либерализмом, но не одна эта идея не актуальна для современной России, не способна объединить ее народ.

          Между тем, в России, как нигде в мире возрастает уровень энергоинформационного обмена с внешним полем, слабость антиполя в наступающей эпохе может оказаться большим преимуществом. Так или иначе, Россия ждет своего времени, своей интегрирующей идеи, какой еще не было в этом мире.

Энергетика социума. Материализация информационного антиполя.

          Говоря о росте энергопотенциала социума, его энергоресурсах, мы подразумеваем сразу несколько его характеристик. Во-первых, это энергопотенциал его членов, каждого человека по отдельности, то, что Л.Н.Гумилев называл пассионарностью. Высокий уровень пассионарности характерен для активных членов социума, они ведут войны, строят, пишут книги, изобретают, занимаются политикой. Это - пассионарии, люди, движущие развитие социальной группы вперед. Для них характерен повышенный уровень личной энергии, что дает возможность выплеснуть ее в виде активных развивающих действий. Пассионариев много в развивающихся социумах, и, наоборот, для инерционных сообществ характерно наличие субпассионариев, людей с пониженным уровнем энергии. Эти люди тормозят любое развитие, стабилизируют его. В них нет стремления сделать или открыть что-либо новое, совершать активные действия во благо развития общества. Для субпассионариев характерна обывательская, приспособленческая мотивация поступков. 

          Соотношение этих разных групп определяет или развитие общества, или его стабилизацию. В ряде случаев пассионарная группа, возглавив народ, готовясь к очередному энергетическому скачку развития, готова проводить жесткий отбор членов социума и попросту истребляет субпассионариев. Такие действия обычно предшествуют военным походам с целью захвата. Наоборот, когда система стремится к стабилизации, в инерционной фазе развития субпассионарии гасят все энергетические выплески в обществе, видя в них потенциальную угрозу стабильному положению социума. Такое соотношение энергичных и не энергичных членов социума определяет энергетику всей системы.

          Вторым важным фактором энергетики системы является энергетика внутрисоциальных связей. Людей, как сознательных существ, обычно объединяет идея. Выживание, жажда наживы, борьба за свободу, построение нового общества - идея, объединяющая людей, может быть любой, главный ее показатель адекватность социальной группе и внешним обстоятельствам. Действительно, сила социума не в отдельных его членах, а в их сплоченности и таких примеров тысячи. Идея, объединяющая людей, является не абстрактной характеристикой, а вполне конкретной, энергетической. Не важно, что объединяет людей, а важно насколько мощны эти связи, именно это решает исход битвы. Поэтому общество с большим социальным разрывом, будь то рабовладельческое, феодальное государство или олигархия - всегда будет ослаблено внутрисоциальными противоречиями, его энергетика будет идти на поддержание целостности системы. Такое общество интегрируется за счет разных идей, иначе попросту не сможет существовать. Идеи, выравнивающие этот социальный разрыв, были разные во все времена, когда одни перестают работать, на смену им приходят другие. В средние века была монархическая идея на религиозной почве, потом коммунистическая идея, демократическая идея. Важным аспектом, связывающим современное демократическое общество, являются деньги.

          Идеологический механизм интеграции социума, всегда дублируется силовым, отсечением не нужных путей развития. Соотношение силовой и идейной энергий для объединения всегда показывает уровень развития общества. Для рабовладельческого строя идейная интеграция вообще не характерна, государство сдерживалось только за счет силового фактора, что сильно ослабляло его потенциал. В дальнейшем идейная подоплека интеграции развилась и достигла максимума в наше время, когда силовой аппарат только корректирует и стабилизирует общество. С точки зрения интеграции наиболее мощным потенциалом обладают демократические государства, будь то племенные союзы или современные демократические страны, для которых интеграция - естественный процесс, а не навязанная сверху идея. Такие социальные группы и сильны, и уравновешенны, поэтому чаще всего в столкновении с идейно интегрированной группой верх берут именно они. 

          Например, противостояние римских легионов и повстанческой армии Спартака. Здесь идея рабов борьбы за свободу, энергетически мощная, но не уравновешенная, столкнулась с естественно интегрированными римскими гражданами, в результате мощные легионы под руководством Марка Красса сделали свое дело. Гораздо реже верх берет идейно интегрированная группа, как правило, в этом случае идея адекватна внешнему полю. Здесь в качестве примера можно привести гражданскую войну в России, когда прекрасно обученная Белая армия, имеющая высокую естественную мотивацию к победе, все-таки проиграла наспех обученной и плохо вооруженной Красной армии.

          Между тем, силовые методы уничтожения идейно мотивированных групп дело практически безнадежное, что можно видеть на примере противостояния современного западного мира и мусульманского терроризма. Наиболее действенный способ - дезактивация связующей их идеи и экономическое давление. Эффективность этих мер хорошо видна на примере распада Советского Союза, крахе коммунистической идеи в результате потери ее актуальности. 

          К рассматриваемым двум факторам, определяющим энергетику социума, личной энергии его членов и энергии внутри социальных связей, необходимо добавить третий, очень важный фактор - технологический прогресс.

          Энергия механизмов и технических устройств, применяемых человеком в своей деятельности, хотя не является его собственной, но напрямую связана с его энергией. Это проявляется в умении воспользоваться тем или иным инструментом. Поэтому имеет смысл говорить о суммарной энергии и получении в результате этого объединения определенного результата. Другими словами, когда мы берем в руки лопату, мы как бы объединяемся с ней для решения конкретной задачи - вскапывания огорода.

          Подобные аспекты объединения человеческой энергии с предметами, которые нас окружают, проявляются во всем, и мы часто этого не замечаем. Особенно это характерно для простых инструментов и устройств, где мастерство заключается именно в энергетическом объединении мастера и инструмента, который приходит вместе с опытом. Например, научить человека стрелять из лука гораздо сложнее, чем из ружья. Мастерство лучника оттачивается годами и зависит от его энергетики и самоотдачи. Складывается впечатление, что хороший стрелок, как бы направляет стрелу в полете. Стрельба из ружья требует гораздо меньше самоотдачи, но даже плохо обученные стрелки способны победить прекрасно обученных лучников. Так проявляется фактор технологического прогресса, когда естественная человеческая энергетика проигрывает и отстает от стремительно развивающихся механизмов. 
Читать дальше... ТАНЕЦ ШИВЫ или КОСМИЧЕСКИЙ БЕСПРЕДЕЛ Космоэнергетика обучение